СОБЫТИЯ
Всероссийский сортир им. Ленина: Своевременные размышления о том, как увековечить память палача России

 

Доктор исторических наук, заслуженный деятель науки РСО-Алания Николай Н. Лысенко известен своими серьезными научными трудами, посвященными малоизученным или тщательно скрываемым фактам в истории России. Его взгляд на многие вопросы и выводы, к которым приходит ученый, существенно отличаются от общепринятых. Одна из последних книг Николая Лысенко посвящена роли В.И. Ленина в истории нашей страны. Кому-то заключения автора могут показаться излишне категоричными и резкими, но они основаны на глубоком изучении документов того страшного переломного момента нашей истории, который привел к захвату власти большевиками во главе с Лениным, кровавой Гражданской войне и их влиянии на дальнейшее развитие нашего государства.
 
— Николай Николаевич, Вы родились и воспитывались в то время, когда Владимир Ильич Ленин был идеалом общественного деятеля, величайшим общемировым мыслителем и практиком государственного строительства — по сути, иконой для советских людей. Иной точки зрения не было и, по идее, не могло быть. Как получилось, что для Вас он никогда не был гением и вызывал чувства, в корне отличающиеся от тех, которые навязывала советская государственная система? 
 
— На мое счастье, я родился в такой семье, где память истории рода, фамилии Лысенко всегда остро чувствовалась, воспринималась всеми домочадцами не как событийный, никому не нужный анахронизм, но как живая реальность. Вообще, чувство реальности истории, ее постоянного живого влияния на судьбы ныне живущих людей являлось своего рода рефреном скромного бытия нашей, как бы «советской» семьи.
 
И кем на самом деле стал для России «самый человечный человек» Владимир Ленин я узнал еще в юном отрочестве, не из умных журнальных статей, не из репортажей тщательно заглушаемого в 1970-е годы «Голоса Америки» и даже не из книг Солженицына.
 
Характеристика этого красного монстра в моем юношеском сознании была диаметрально противоположна общепринятой советской: он — предатель, психический маньяк, массовый (даже не серийный, а именно массовый!) убийца, ненавистник России и всего славянского. С детства я был уверен, что эта характеристика Ильича — непреложная истина, поскольку именно так оценивал личность Ленина не учитель истории в школе, не соседка по подъезду, даже не диктор американского «Голоса». Так характеризовал Ильича самый родной для меня человек на Земле — мой отец.
 
— Такое отношение связано с историей Вашей семьи. Не слишком ли оно было субъективным?
 
— Позже, уже в период учебы в университете, я понял, что мой отец оценивал политическую фигуру Ильича слишком либерально, даже недопустимо мягко. Отец был профессиональным летчиком, истово любил небо, много работал над технической литературой и по роду основной деятельности просто не имел свободного времени для глубокого изучения так называемой «Ленинианы». А, между тем, документальный архив Ленина поражает, повергает в шок даже при самом поверхностном знакомстве…
 
Так, еще на заре своей революционной карьеры Ленин отличался весьма специфической человечностью и так наставлял молодых революционеров: 
«Пусть каждый сам учится, хотя бы на избиении городовых, нападая на случайно отбившегося казака, избивая черносотенцев, убивая их, взрывая их штаб-квартиры, осыпая с верхних этажей войска камнями и обливая кипятком, используя кислоту для обливания полицейских».
 
— Но это же было время, когда он боролся с царским режимом. Что изменилось, когда большевики захватили власть?
 
— По собственным словам Ленина, основная задача большевиков состояла в том, чтобы «безпощадно завоевать Россию». О том, как это делалось, существует сотни тысяч свидетельств, которые хранятся в архивах и которые опубликованы в Полном собрании сочинений В.И. Ленина. Вот лишь несколько примеров. 
 
11 августа 1918 года Ленин в своей личной директиве оккупационным войскам РККА в Пензу (хранится в Российском государственном архиве социально-политической истории) требует: 
«Товарищам Кураеву, Бош, Минкину и другим пензенским коммунистам.
1 Повесить (непременно повесить, дабы народ видел) не меньше 100 заведомых кулаков, богатеев, кровопийц.
2 Опубликовать их имена.
3 Отнять у них весь хлеб.
4 Назначить заложников из числа имущих. 
Телеграфируйте получение и исполнение. Ваш Ленин. P.S. Найдите людей потверже».
 
Подобные методы для организации «триумфального шествия» Советской власти большевики повсеместно применяли в Великороссии, в Украине, в казацких районах Юго-Востока. Вот лишь несколько свидетельств из Полного собрания сочинений Ленина.
 
22 августа 1918 года Ленин направляет личное целеуказание в Саратов, местному уполномоченному Наркомпрода: 
«Временно советую назначить своих начальников и расстреливать заговорщиков и колеблющихся, — никого не запрашивая [т.е. внесудебным порядком] и не допуская идиотской волокиты». 
 
10 сентября 1918 года Ленин телеграфировал главковерху РККА Льву Троцкому: 
«По-моему, нельзя жалеть города [речь о Казани] и откладывать расстрелы дальше, ибо необходимо безпощадное истребление…»
 
— Это ведь относилось не только к «классовым врагам», но и к целым народам?
 
— К этническим казакам Юга России Ильич относился с особой, буквально маниакальной ненавистью, рассматривая этот народ в качестве основного врага Советского режима. 
 
24 апреля 1919 г. Ленин посылает Реввоенсовету Южного фронта красных следующую людоедскую директиву: 
«Во что бы то ни стало надо быстро ликвидировать, и до конца казачество… Вы ошибаетесь, не применяя всей строгости, но если Вы абсолютно уверены, что нет сил для свирепой и безпощадной расправы, то телеграфируйте мне немедленно и подробно». 
 
В тот же день Ильич запрашивает штаб оккупационных войск РККА в Украине: 
«Нужно во что бы то ни стало, изо всех сил и как можно быстрее помочь нам добить казаков».
 
Оставим казаков — для Ленина этот народ был непонятным, враждебным, глубоко чуждым. Однако, возможно, Ильич, который помимо еврейской и чувашской (возможно, калмыцкой), имел в своих жилах также и русскую кровь, — любил русский народ? У любого профессионального историка такая постановка вопроса неизбежно вызовет ухмылку…
 
— То есть, и русские не были исключением в списке потенциальных жертв?
 
— Изучая эпистолярное наследие Ленина, неизбежно приходишь к выводу — наиболее грязные, циничные, нарочито презрительные, подчас откровенно хамские определения «заслужил» у Ильича именно главный творец Революции — русский народ. Вот несколько примеров: 
«русские дураки», «эти идиоты», «шваль и сволочь», «русская интеллигенция это говно», «надо русского дикаря учить с азов», «приучить этих говняков серьезно отвечать», «в России азиатства хватит еще на 300 лет». «Русский человек добер, русский человек рохля, тютя», — как-то      заявил Ленин Льву Троцкому и другим партийным подельникам.
 
При этом, презрительно осуждая мягкотелость и безропотность рабоче-крестьянской массы великорусов, Ленин, при случае, охотно пользовался этим далеко не лучшим, конечно, свойством русского менталитета. В телеграмме Троцкому, например, Ленин настоятельно рекомендует: 
«Нельзя ли мобилизовать еще тысяч 20 питерских рабочих плюс тысяч 10 буржуев, поставить позади их пулеметы, сразу расстрелять несколько сот и добиться массового напора на Юденича?» 
 
Читая документы революционной эпохи, написанные лично Лениным, начинаешь ясно осознавать, что русский народ (как народ!) в сознании Ильича вообще не существовал. Для «вождя мирового пролетариата» это была биомасса — тупая, трусливая, неповоротливая, способная к каким-то энергичным действиям только под угрозой самого жесточайшего, безпощадного, неотвратимого насилия.
  
— Можно ли одним словом обозначить метод политического существования режима Ленина?
 
— Метод всей большевистской хунты в России — ОККУПАЦИЯ. С таким жесточайшим массовым террором, с таким цинизмом и презрением к древней культуре славянских народов России могли навязывать себя несчастной порабощенной стране в качестве властителей только оккупанты.
 
Стратегический результат этой оккупации оценил известный ученый, академик РАЕН, доктор экономических наук В.А. Лисичкин в своей книге «Святитель Лука (Ясенецкий-Войно) и Ленин (Ульянов-Бланк)»: 
«Что получил русский народ? 30 миллионов трупов за 1917—1934 гг. Полицейское государство. Диктатуру одиозной идеологии. К концу 1930-х годов из 750 тыс. крестьянских поселений более половины были разорены, сожжены или заброшены. Около 100 тыс. из них навсегда исчезли с лица земли. В результате геноцида большевиков былая житница России — Нечерноземье — была превращена в безлюдную местность с вымирающими остатками русского населения. В 11 казачьих Войсках от Уссурийского края до Дона было уничтожено 3,5 млн казаков. К этим итогам «светлого будущего» нужно добавить 27 миллионов трупов за 1941—1945 гг. И вместо богатого благополучного православного русского народа численностью 500 млн человек к 2000 году (прогноз великого русского ученого Д.И. Менделеева) мы имеем сегодня в три раза меньшее население страны. Это главный итог сатанинской деятельности Ульянова-Ленина и его бесовской партии».
 
Резюмирую: диктатура Ленина и режима РКП (б)-КПСС в России по всем законоположениям международного права являлась оккупацией, осуществленной методом массовых ВОЕННЫХ ПРЕСТУПЛЕНИЙ. Уже непреложно установлено, что для некоторых славянских народов бывшего СССР — для украинцев и казаков — ленинская диктатура обернулась геноцидом — государственной политикой Голодомора, т. е. массового убийства людей голодом. С высокой вероятностью, можно предположить, что и для русского народа «единодержавие» большевиков являлось так же геноцидом. Налицо, таким образом, – ПРЕСТУПЛЕНИЕ.
  
— Но ведь если было преступление, то должно быть и наказание? И какое же, на Ваш взгляд?
  
— Безспорно, наказание должно быть. И, конечно же, должен быть ясный, внятный символ этого наказания. Первого в истории России удачливого оккупанта Лжедмитрия I (реальные преступления которого в сравнении с ленинским нашествием выглядят детской шалостью) казнила толпа русских дворян. Тело «польского свистуна» было сожжено, его прах смешали с порохом, забили эту смесь в ствол дальнобойной пушки и выстрелили в ту сторону, откуда Лжедмитрий пришел — в сторону Польши.
 
— Вы подводите разговор к судьбе тела Ленина, которое до сих пор хранится на Красной площади?
 
— Как в итоге народ и власть России поступит с омерзительной мумией Ленина, даже предположить не берусь. Возможно, что в этом случае следовало бы обратиться к историческому прецеденту с прахом Лжедмитрия I. Во всяком случае, понятно, что с судьбой мумии как-то      разберутся…
 
— А для каких целей тогда оставлять мавзолей?
 
— Ленинский Мавзолей — странное сооружение буро-красного, как запекшаяся кровь, цвета. Для меня и для многих это — навязчивый символ антирусского, антиславянского «светлого будущего». И в этом случае, как мне кажется, тоже имело бы смысл обратиться к осмыслению еще одного реального исторического прецедента.
 
Зимой 1887 года, в день десятилетия великой битвы под турецкой крепостью Плевна, в Лубянском сквере Москвы была открыта мемориальная часовня — в память геройского подвига русских гренадеров, погибших при штурме Плевны. Это было выдающееся, уникальное по архитектурно-скульптурным характеристикам сооружение. В интерьере часовни, украшенном полихромными изразцами, помещались живописные образа Св. Александра Невского, Св. Иоанна Воина, Св. Николая Чудотворца, славянских святых Кирилла и Мефодия, семь бронзовых плит с именами погибших гренадеров (убитых и умерших от ран) — 18 офицеров и 542 солдат.
 
Ровно через 30 лет, зимой 1917 года, в Гренадерскую часовню ворвалась толпа русских пролетариев, красногвардейцев и комиссаров. Все внутреннее убранство часовни было разбито, изувечено. Бронзовые плиты с именами погибших героев оперативно отправили на переплавку. А в самой часовне устроили общественный туалет.
 
Сортирными услугами оскверненной Гренадерской часовни, ставшей уборной ( «туалет типа сортир» — как говорил известный киногерой), долгие годы регулярно пользовались не только красные латыши, красные мадьяры и комиссары «из Бердичева», но и благодарные москвичи и гости советской столицы. Уверен, что значительная часть молодых «строителей коммунизма», регулярно забегавших туда «за надобностью», была исконно русского, безупречно патриотичного происхождения.
 
Когда я думаю об этом чудовищном, постыднейшем для русского народа и русской истории факте, мне невольно приходит на ум крамольная мысль: а возможно ли вообще искупить это не только большевистское, но общероссийское, общенародное преступление? И возможен ли здесь, как модно сейчас говорить, симметричный ответ: адекватное воздаяние Ленину и его присным, сумевшим довести русский народ до такого полного оскотинивания?
 
— И у Вас есть вариант такого адекватного ответа?
 
— Адекватное, симметричное, сбалансированное — назовите как угодно — воздаяние праху Ленина, праху его сатанинской партии и праху тех русских подонков, которые регулярно справляли свои «естественные надобности» внутри великой святыни собственного народа, я вижу только в одном. В устройстве внутри бывшего ленинского Мавзолея на Красной площади общероссийского, общенационального сортира. Удобного, хорошо освещенного, укомплектованного самыми передовыми аксессуарами сортирной техники. В идеале — с большим мозаичным портретом Ильича над входом… И обязательно — с качественными фотографическими портретами ближнего партийного круга Ленина над каждым санузлом. Сегодня — побывал «у Дзержинского», вчера основательно облегчился «у Сырцова», ну а завтра, непременно, загляну «к товарищу Троцкому»…
 
— Но помимо мавзолея, остаются еще и многочисленные памятники вождю мирового пролетариата…
 
— Вот в чем был, несомненно, прав красный Ильич, так это в своем утверждении, что русский народ чрезвычайно инертен. После так называемой перестройки прошло уже четверть века, а города и веси обезкровленной, обезчещенной России по-прежнему «украшают» изваяния ее насильников — серийных убийц, садистов, грабителей, военных преступников, которые все «родом из Октября».
 
Быть может, хотя бы разовое, но основательное посещение Всероссийского сортира имени Владимира Ленина на Красной площади российской столицы поможет среднестатистическому русскому человеку вновь вспомнить подлинный смысл великого слова ДОСТОИНСТВО…
 
 Беседовала Ольга Линицкая